Уральская домовая роспись

Уральская домовая роспись

Открытие и глубокое изучение искусства уральской роспи­си относится к началу 60-х гг. XX в. Появление этой традиции в XIX в., а не ранее, объясняется тем, что в XVIII в. крестьянские избы еще нередко топились по-черному. У изб были маленькие волоковые окна, на лицевой стороне избы их было по три, среднее из них было больше по размеру. Жилище плохо освещалось. В Кунгурском уезде вместо стекол ис­пользовались большие холсты, вымазанные еловой или сосновой смолой, а зимой вместо стёкол применяли брюшинные холсты. Слюдяные и стеклян­ные оконницы имели только зажиточные крестьяне. Черную крестьянскую избу, темную, наполовину покрытую сажей, не украшали росписью.

Широко обычай росписи жилища распространился у богатых и зажиточных крестьян, имеющих деньги. Наиболее ранняя роспись датирована 1853 г. До современных времен сохранились лишь остатки простой раскраски. На потолках можно рассмотреть гигантские шестилепестные розетки, раскра­шенные коричневой, синей и белой краской. Вряд ли эту роспись выполнял художник-мастер. Однако, уже в то время крестьяне старались украсить свое жилище, испытывая влияние развивающегося малярного промысла. О про­фессиональной росписи можно судить по памятникам 70-х гг. XIX в. Один из них — красная горница — был найден в деревне Поповой Алапаевского райо­на. Стены в доме, от уровня лавок до полавочников и полок, расположенных чуть выше окон, окрашены ярко-красным цветом. На простенках представ­лено панно с крупными цветами, тюльпанообразными бутонами и несоиз­меримо мелкими листьями, сидящими на толстых светлых стеблях. Листья нарисованы легко и уверенно, но они не похожи на те, которые характерны для домовых росписей периода расцвета. Что-то похожее встречается на царских грамотах XVII в., гравюрах, так называемых «фряжских листах» и лубочных картинках. Так же, как в древнерусской графике, в этом памятнике домовой резьбы большой центр цветка подсолнечника окружают венчиком мелкие, чарующие по цвету лепестки. Большие плоскости красного цвета окаймлены синим, на дверных косяках и откосах рам, повторяя ритм чере­ дования разноцветных лепестков в цветах, нанесены пестрые полоски. Они, подобно каемкам шерстяных набивных шалей, выделяют роспись и вместе с тем придают ей завершенность.

Чтобы при­влечь в свой дом доброго домового, печь украшали особенно старательно, расписывая ее деревянные конструкции: припечный брус, подшесточную до­ску, дверь в голбец, находящиеся перед глазами хозяйки дома, а также стенку голбца, отгораживающую вход в подполье. Именно на голбце и входных две­рях изображали красивый куст, а рядом с ним чаще всего рисовали людей и зверей-охранителей и птиц. Уральский расписной дом предстаёт как сказоч­ный мир, где среди невиданных растений порхают птицы. На ветках, на уров­не глаз человека, изображались незамысловатые сцены. Двери, голбец, сте­ны — все покрыто ковром цветущих трав, среди которых сидят петухи, павы и совушки. Иносказательный язык изображений раскрывают свадебные песни, в которых мужа с женой сравнивают с павами, а их детей — с цветами. Ураль­ским крестьянам особенно приглянулись совушки, львы и кони. В них явно сохранился смысл геральдического сюжета — охранителей дома льва с едино­рогом. Зверей и птиц чаще всего располагали на двери, печи и простенках, чтобы их было видно сразу же при входе в избу. Во второй половине XIX в. часто изображались человеческие фигурки с надписями «барыня», «купец». Кроме того, на стенах можно было рассмотреть целые сцены: прогуливающи­еся парочки, скачущие всадники, солдаты с офицерами, кормилицы с мла­денцами и др. Можно было увидеть даже целые баталии, последовательные истории в картинках. Как правило, человек изображался наивно и неумело. В изображении же птиц и растений прослеживается профессиональная вы­учка и глубина традиции. Чаще всего все же изображались птицы, букеты и цветы. Птицы напоминали петухов и павлинов. Иногда изображалась птица- сирин с человеческим лицом, сидящая на дереве.

Таким образом, деятельность безвестных мастеров, создававших на протяжении многих поколений художественную культуру человечества, до того, как появились художники-профессионалы, сыграла огромную роль в формировании материальной и духовной среды человека, в его художе­ственно-эстетическом развитии. Народное искусство, богатое многооб­разием форм, обладает неисчерпаемым художественно-творческим потен­циалом, является источником развития художественной культуры народа. Творческое усвоение мирового художественного опыта, аккумулирован­ного народным искусством, и развитие национальных традиций — основа духовного развития человека. Традиция в народном искусстве является результатом сложного процесса художественного осознания и освоения действительности, а также реальным показателем образного мышления народа. В изделиях традиционных промыслов, например изделиях Гжели, зафиксирована своего рода народная память, связующая прошлое с настоящим и будущим. Традиция содержательна, только эту содержательность мы можем постигнуть исклю­чительно из опыта современности. Современность — продолжение жизни традиции. На каждом жизненном этапе человек соприкасается с миром на­родной культуры, с ее различными явлениями, носителями и творцами. Все это постепенно формирует у него определенное мировоззрение.

Знакомство с росписью крестьянского дома, с красочными композициями расписных прялок и бураков, коромысел, саней и дуг, подносов и сундуков, вальков и сечек — со всем этим радужным, цветным и радостным окружением рукот­ворного мира не оставит никого равнодушным.

Советуем также посмотреть:

Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не доступны.